Глеб Плесовских

Уголовное дело об угоне. Как потерпевший чуть не стал подозреваемым.

Практика по уголовным делам об угоне (ст. 166 УК РФ) обычно подразумевает защиту интересов подозреваемого/обвиняемого, однако случай о котором пойдет речь ниже не вполне типичен: мне пришлось выступить на стороне потерпевшего.

Все началось с того, что у Г. угнали дорогостаящий автомобиль марки Lexus. Несмотря на то, что шансы найти и вернуть авто виделись весьма сомнительными, Г. обратился в полицию с заявлением об угоне. Во многом это было сделано потому, что автомобиль ранее был застрахован на крупную сумму (КАСКО), а одним из обязательных условий для получения выплаты является предоставление соответствующей документации из полиции: постановление о возбуждении уголовного дела по ст. 158 или ст. 166 УК РФ и постановление о приостановлении следствия (в связи с неустановлением лиц, подлежащих привлечению к уголовной ответственности) которое, как правило, выдается спустя два месяца после возбуждения дела.

Но что-то пошло не так и уже в свой второй визит в отдел полиции в качестве потерпевшего, Г. в полной мере почувствовал себя в роли подозреваемого. Сначала оперативники, а затем и следователь не стесняясь намекнули моему доверителю, что он чуть-ли не организатор банды мошенников, которые инсценируют угоны престижных автомобилей и незаконно получают страховые выплаты. Излишне говорить, что в ходе допроса на Г. оказывалось психологическое давление.

После такой «беседы» Г. поступил единственно верным образом – обратился ко мне для защиты своих интересов в ходе следствия. Наш следующий визит в полицию выглядел довольно комично: в кабинете у следователя уже собралась компания оперов, которые явно были огорчены присутствием адвоката и поспешили покинуть кабинет. К сожалению, такая ситуация не редкость. Дело в том, что согласно действующего законодательства, потерпевшему или свидетелю адвокат не предоставляется в обязательном порядке, чем и пользуются не вполне порядочные сотрудники правоохранительных органов, вводя людей в заблуждение.

Так, например, моему подзащитному настойчиво предлагалось пройти тестирование на полиграфе («детектор лжи»), однако о том, что эта процедура является исключительно добровольной и не обязательной, следователь предпочел умолчать. Разумеется, мы отказались от этой сомнительной процедуры, о чем написали соответствующее ходатайство. Помните, никто не может заставить Вас пройти тестирование на полиграфе принудительно! Объяснять причины отказа Вы также не должны – это никого не касается.

Далее были звонки оперативников моему подзащитному с предложениями отказаться от адвоката, звонки от «представителей службы безопасности страховой компании» с угрозами передать «доказательства мошенничества» в полицию и т.д. Однако после подготовки мной соответствующих ходатайств, жалоб и заявлений в отдел полиции и страховую компанию подобные инсинуации сошли на нет. Через два месяца, как и полагалось, мы получили необходимые документы, пожелав следователю сосредоточить усилия на поиске угонщиков. Страховая выплата была получена, хоть и не без затруднений: пришлось обращаться с жалобой в Российский союз автостраховщиков, однако это станет предметом отдельной публикации.

Стоимость работы адвоката, даже по сложным делам, начинается всего от 50 тысяч рублей! Звоните сейчас - 8-916-970-1122.